top
На дачах с кражей попался бомж Мешки маковой соломы обнаружили у сельчанина в Хакасии Очередной друг оказался вдруг... вором Газовое оборудование стало причиной пожаров в Хакасии Грозит ли жителям Хакасии изоляция от общества?

Политика

ГлавнаяПолитикаГолодовка профсоюзного лидера в Хакасии: экономика или самопиар?

Голодовка профсоюзного лидера в Хакасии: экономика или самопиар?

29 октября 2015 г. в 16:00

Шеф-редактор Игорь Клебанский

Шеф-редактор: Игорь Клебанский

Вот уже вторые сутки СМИ Хакасии продолжают следить за развитием событий вокруг голодовки, объявленной вечером во вторник 67-летней Анной Семечкиной – лидером профсоюза «Тейские горняки» в поселке Вершина Теи. Женщина, отказавшаяся от приема пищи (то есть, голодовка является так называемой «мокрой», с принятием внутрь организма воды), выдвигает сразу несколько требований социального характера. Между тем, именно над разрешением этих вопросов сейчас работают как социальные службы Хакасии по поручению губернатора региона, так и власти поселка. АН «Хакасия Информ», проанализировав многочисленные публикации в СМИ по этому поводу, пришло к выводу, что все происходящее сейчас на виду общественности республики имеет мало общего с социальным протестом.

Итак, что всем нам известно, как говорится, по условиям задачи?

Градообразующее предприятие Вершины Теи – ООО «Тейский рудник» - законсервирован (то есть приостановил свою деятельность, а вовсе не закрыт) собственником до улучшения бизнес-ситуации. Под сокращение, таким образом, попали около пятисот с лишним человек.

Эти люди не брошены на произвол судьбы – всем им выплачивается выплаты по сокращению, на тему будущего их трудоустройства работают эксперты Минпрома России, профильные министры регионального правительства, а также служба занятости РХ.

(В западных странах (да и вообще во всем мире, заметим) с сокращаемыми поступили бы проще - вежливо попросили бы на улицу после выплаты социального пособия, поскольку там государство гарантирует своим гражданам лишь основные конституционные вещи, а вот работу они должны искать себе сами. Но это так, к слову).

Существует российское законодательство, согласно которому на руднике не были сокращены трое многодетных сотрудников и 12 сотрудников с детьми в возрасте до трех лет.

Под число сокращенных попали 88 пенсионеров и 21 человек, которые по договоренности с министерством труда выходят на пенсию досрочно. Это снимает часть социальных проблем.

В ближайшее время губернатор Хакасии Виктор Зимин приедет в Вершину Теи лично, чтобы на месте удостовериться в эффективности этой работы и напрямую пообщаться с людьми, возможно, чем-то действительно недовольными.

Таким образом, работа по исправлению ситуации ведется.

Однако Анна Семечкина решила голодать в знак протеста. Она требует, во-первых, восстановить всех сокращенных на работе (!), в том числе и ее, во-вторых, вновь запустить рудник (!!), а в-третьих, решить ситуацию с кабинетом профсоюзной организации, из которого ее якобы выгоняют на улицу. Юристы в сфере трудового права при этом только разводят руками.

Кроме того, известно, что руководство рудника предлагает Семечкиной другое помещение взамен существующего, однако никакой реакции на это предложение не следует.

Внимание, вопрос из этого импровизированного задачника: что такое эта самая голодовка?

Комментарий АН «Хакасия Информ»

Для начала давайте вынесем за скобки само понятие «верхне-тейской» голодовки, как цивилизованного решения любой социальной проблемы. Анна Семечкина достаточно здравая и уже давно взрослая женщина, чтобы осознавать: такое насилие над организмом, во-первых, не прибавит ей здоровья, во-вторых, не превратится из элемента политического шантажа эпохи 90-х годов прошлого века в инструмент решения проблемы (существует она или нет, это другой вопрос), и в-третьих, не является цивилизованным способом прийти к какому-либо соглашению. В стране существует один-единственный способ – это заявление в суд. Сначала в местный, а затем все выше и выше, вплоть до Конституционного суда РФ. Заявления же, между тем, от госпожи Семечкиной, насколько известно, нет и в природе пока не существует – профсоюзный лидер (повторим: ПРОФСОЮЗНЫЙ ЛИДЕР, человек, обладающий соответствующей властью и прекрасно представляющий юридические способы решения конфликтов ) решила избрать самый контрпродуктивный способ борьбы за права трудящихся. Это говорит о многом.

Вернемся к требованиям голодающей. Это восстановление всех рабочих на руднике и возобновление его работы. Да, ни много, ни мало – в то время, когда власти уже официально заявили о процедуре консервирования предприятия, запустили процесс сокращения и социальной адаптации сокращаемых. В то же самое время экономические условия рудник запустить не позволяют, если его запустить, он будет приносить убыток, вслед за чем платить работникам будет попросту нечем. Простите, но тогда в чем суть требований Анны Семечкиной и как они сообразуются с элементарной и человеческой, и бизнес-логикой? Непонятно.

Ситуация же с рабочим кабинетом профсоюзного лидера вообще выходит за рамки понимания. Ей предлагают другое помещение взамен того, что находится на этаже здания рудника, который состоит из запертых и опечатанных кабинетов (а вскоре, очевидно, в целях экономии, эти кабинеты вообще будут отключены от электричества, телефонной связи и других бытовых удобств) – она отказывается. Почему? Не известно. Вероятно, в том числе и потому, что в новом помещении профсоюзный лидер должен будет самостоятельно оплачивать аренду, связь, электричество и так далее – а есть ли у нее для этого необходимые средства (согласитесь, странно будет, если эти деньги будет выделять ставящийся на консервацию «Тейский рудник»)? Если этих денег нет у профсоюза горняков, то зачем нужен такой профсоюз, который не может обеспечить через взимаемые взносы жизнедеятельность своего лидера? Так что вопросов пока намного больше, чем ответов.

Так что же представляет собой пресловутая голодовка?

Очевидно, что все происходящее имеет целью заработать среди обычных людей, далеко не детально знакомых с ситуацией на руднике, политические очки – в то время, как эти самые очки вполне справедливо набирают власти республики, пытаясь ситуацию не только контролировать, но и исправлять, насколько это возможно в их силах (а сил этих, как оказалось, достаточно много).

И последнее, о чем хотелось бы сказать. Любая острая социальная проблема, связанная с экономикой монопрофильных населенных пунктов республики, должна решаться через слаженные совместные действия исполнительных властей региона все с теми же профсоюзными организациями и их лидерами. Если же эти самые лидеры не готовы вникать в ситуацию, причем прежде всего в мелочи этой ситуации, а вместо этого встают на некий конфронтационный путь, объявляют даже голодовку – ни к какому положительному результату это не приведет. Более того, положение может только ухудшиться.

Так что единственное, что можно сейчас посоветовать главе «Тейских горняков» Анне Семечкиной – это прекратить голодовку. Для начала. А уже затем думать, что делать дальше: либо пытаться доказать свою правоту в судебных инстанциях, либо садиться за стол переговоров.

Причем это отнюдь не означает, как говорят сейчас многие критики, «выкинуть белый флаг и сдаться». Это означает – реально оценить свои возможности, свои потребности, свои права, свои обязанности перед людьми и свою собственную готовность идти на компромисс.

Поскольку именно компромисс, договоренность о чем-либо – это предпоследний шаг к заключению любого «мира» в любой «войне» (неважно, какая она, эта война – реальная, экономическая, политическая, идеологическая, война интересов и так далее).

Чем раньше все это поймет голодающая уже вторые сутки Анна Семечкина, тем лучше. И для нее, и для всех нас.

Игорь Клебанский

 

Голодовка профсоюзного лидера в Хакасии: экономика или самопиар?

Фото из открытых источников

Комментарии


Комментариев пока нет. Станьте первым!