top
Спортивные выходные в Хакасии: хоккей, борьба и волейбол Лидеры Евросоюза решили продлить санкции против России В селе Балыкса устранили коммунальную аварию Выборы президента России назначены на 18 марта 2018 года Главная елка Хакасии: хит-парад, фотозоны, костры и салют
Политика
6 июня 2017 г. в 19:29

Глава Хакасии Виктор Зимин: "Время делать непопулярные шаги"

Фото: пресс-служба Правительства Хакасии

Руководитель республики дал развернутое интервью главному редактору программы "NotaBene" Виктории Калашниковой. Во время беседы, которая прошла в здании нового республиканского музейно-культурного центра и длилась больше часа, Виктор Зимин рассказал, почему распустил правительство Хакасии, поставил точку в теме о государственном долге республики, определил, кто будет заниматься молодежной политикой и даже проанонсировал новую запись на своей странице в Instagram. За ходом диалога наблюдал корреспондент агентства новостей "Хакасия Информ": подробности интервью в нашем эксклюзивном материале.

"Послал сигнал и получил моментальный ответ"

Впервые запись интервью с Главой Хакасии состоялась, как отметила Виктория Калашникова, не в кабинетной обстановке, а в здании музейно-культурного центра.

- Есть ощущение, что вы стремитесь поломать привычную картинку, связанную с вами. Здесь мы тоже не случайно?

- Точно нет. Насчет "поломать картинку" и моего восприятия, я об этом сильно не думал… Просто меняется жизнь, и ты должен поменяться. Начинаешь понимать, что следующее поколение будет совсем другое. Мы тоже были моложе, и нам тоже казалось, что старшее поколение в чем-то не право. Но сейчас я убеждаюсь, что нынешняя молодежь права – мы как люди в футлярах. Вот я хожу на работу, летаю, договариваюсь, докладываю о макроэкономике – какая она будет, какая есть… И внезапно начинаешь понимать, что у ребят другие ценности. Но нам нужно им хотя бы показать, что мы такие же. Ведь мы действительно такие же, как они! Вот ответ насчет изменения картинки – я просто стараюсь соответствовать тем требованиям, которые на нас накладывает нынешнее поколение. И поверьте, мне нравится.

- Вы признались, что полюбили Instagram. А чем вам он нравится?

- За секунду ты послал сигнал и через секунду уже увидел ответ. Это реакция, и мне, как политику, приятно видеть эмоции. Но есть один момент: мне некогда писать комментарии, но читать их интересно. И прошу меня простить, отвечать не всегда получается. Я тут только одному пользователю недавно ответил: "Не хамите, пожалуйста". Бывают еще комментарии: "Да он не сам, ленту шерстить не будет". Признаюсь, что в Москве у меня на это больше времени, меня не дергают, могу позволить себе минут 40 на Инстаграм, живу же по хакасскому времени, а в столице все еще спят. Или утром дома есть время полистать, пробежаться… Я уже даже начинаю определять – это фото наше, хакасское, из нашей среды. Ландшафт, здания, строения. Ну и стараюсь каждому поставить лайк – это я так здороваюсь.

И еще раз прошу подписчиков не обижаться, что не отвечаю на комментарии. Но пишу я записи сам, за меня никто не напишет. У меня есть всего один парень, который технически мне помогает. Это же не просто Инстаграм Виктора Зимина, а главы республики. Но я отдаю туда много личного. Вот сейчас, может быть, раскрою тайну: я попробовал рыбу чистить "кёрхером", да, я это выложу. Мне это нравится, и я хочу поделиться. Я же обычный человек, узнал информацию, попробовал…

"Я не называю его музеем"

- Почему мы сегодня записываем интервью здесь? Я не называют его музеем. Это музейно-культурный, исторический центр. Нужно, чтобы прошло время, пришло осознание, что это за проект. Я слышал разговоры о том, что он якобы полупустой. Так это и хорошо, что он полупустой. Мы сюда еще ничего и не завозили, это длительный процесс. Чтобы поднять все фонды, которые просто лежали все это время в запасниках, перевезти сюда и достойно, красиво выставить – нужно года три. Многие экспозиции же просто лежали десятилетиями. Их нужно реставрировать.

Официальное открытие центра состоится в рамках международного форума "Сибер Ил" в этом году, но это открытие именно здания, а теперь мы постепенно будем его насыщать той жизнью, которая у нас сегодня есть. Был вопрос насчет размещения здесь ЗАГСа, но еще ничего точно не решено. Нужно, чтобы вся общественность Хакасии поразмышляла, что здесь может быть. Это наследие – и культурное, и историческое, нашей земли и нашей Родины. Здесь должна процветать бурная жизнь, не только экспозиции музея. Например, здесь будет концертный зал с органом.

И для интервью я специально выбрал это место, чтобы еще раз продемонстрировать жителям республики то, что мы имеем, чем должны гордиться. Старое правительство построило это здание, а новое должно его насыщать - и жизнью, и экспозициями, и культурой, и событиями. Пройдет 10, 20 лет, и только тогда можно будет сделать оценку тому, что мы с вами здесь построили.

- Чего ждете от форума "Сибер Ил" в этом году?

- Мы уже добились того, что на итоговом форуме в Петербурге заместитель министра культуры назвал наш форум лучшей площадкой. Это не зависит ни от масштаба, ни от географии региона, а зависит от желания и позиции людей, проживающих на этой земле. Нам тяжело тягаться со столицами, с тем же Новосибирском, который, бесспорно, является культурной, академической столицей Сибири. К слову, та шутка с Новосибирском в итоге позитивно повлияла на формирование мнений о республике и области. Мы друг друга поизучали, посравнивали (смеется).

Насчет форума. Сейчас главное не потерять качество, не потерять интерес к нам и продолжать на фоне этого форума добиваться своих целей. В прошлом году мы закрепили позицию по Большому Салбыкскому кургану, и в этом центре нам многое еще предстоит сделать, чтобы он был на мировом уровне.

"Сейчас нужно думать о развитии"

- Хакасия получит беспрецедентную помощь из федерального бюджета – около 12 млрд рублей. Зачем нам так много денег нужно, и как вам удалось добиться такой поддержки?

- Не буду страдать героизмом и говорить, что это только благодаря мне – это благодаря всем нам с вами нам же и поверили, что мы эти деньги не проели. Есть разные категории и людей, и регионов, которые живут с долгами. Я не буду сравнивать ни с кем, но скажу, что на фоне такого госдолга мы седьмой регион по развитию. Начиная с 2009 года, как я стал главой, мы по многим показателям росли, добавляя в бюджет в среднем 1 млрд 300 млн налогов ежегодно. Но вот настал 2012-й год, и мы резко падаем. В этот год упала цена на алюминий и на уголь – их производители были основными налогоплательщиками Хакасии. В итоге мы на 6,5 млрд провалились. Я еще тогда просил федеральный центр – сбалансируйте нас, но Минфин не поддержал. И только в этом году мы подошли к той цифре, которая была по доходам в 2012 году. Иногда эти цифры надо показывать населению и говорить, что происходило, и как мы жили. В этот период мы в разы повысили заработные платы бюджетникам, исполняли "майские указы" президента. Что такое три-четыре миллиарда в год? А умножьте на три-четыре года. Вот вам и наш госдолг.

Мы также не великие свои деньги потратили на стройки (Республиканского музейно-культурного центра, перинатального центра, нового хирургического корпуса республиканской больницы – прим. ред.). Всего 3,5 млрд. Все остальное мы брали у федерации. Кто-то говорит, что якобы я весь бюджет взял и загнал в эти объекты. Но я не загонял, мы старались по минимуму обойтись. В то время еще землетрясением разрушило больницу. Надо было реагировать. Я мог сказать, что денег нет, давайте замажем трещину и еще раз рискнем нашими людьми. Но мы и так нарисковались, хватит. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, апрельские пожары – 70 и 30 человек потеряли тогда. Да, на 3,8 млрд нам снова помогли, но это не все затраты. Мы все свои ресурсы отвлекли, вся республика почти полгода работала над восстановлением жилья. Мы еще много библиотек, школ и ФАПов построили, своих денег потратили. Мы не куксились, не плакали, а объединились и сделали.

Когда президент подписал (документ о выделении республике финансовой помощи – прим.ред.), то сразу, глядя на графики, спросил: "О, прибыль упала, деньги упали, а обязательства те же остались". Но у меня даже выше стали обязательства. В этот раз с министром финансов РФ разговор был уже очень позитивный, а вот с заместителем его я ругался. Он из Новосибирска, кстати. А министр очень по-государственному поступил. И мне не стыдно было это доказывать, мы работали все годы, у нас показатели отличные: у нас самая низкая инфляция, самая низкая безработица, у нас самая молодая республика. Я всегда это отмечаю – не на ровном месте это все. Всё, тему с госдолгом закрыли. Сейчас думать и говорить нужно о другом.

В первую очередь этими средствами (11,8 млрд рублей – прим.ред.) нам нужно закрыть коммерческие кредиты, за которые мы платим по 5-8, а то и 11 процентов. А государство даст уже с нулевой ставкой, но возвращать все равно надо.

- Рядовой житель это как-то почувствует?

- Нет. Я уже сказал – нужно сейчас думать о развитии Хакасии. Надо говорить о том, как мы заработаем деньги. Я говорил уже об этом с новым министром финансов – минимум два миллиарда в налоговой сфере мы должны заработать.

"Я считаю, что угольщики являются нашими партнерами"

- Если говорить о налогах и доходах, то сейчас остро встает тема с "угольными деньгами". Ситуация выглядит парадоксально: бизнес вроде бы развивается, объемы добычи растут, а налогов угольщики платят меньше. Об этом шел разговор на прошедшей сессии Верховного Совета Хакасии.

- Я бы очень хотел, чтобы все сначала считали, а потом говорили. И я не могу комментировать слова Владимира Николаевича (Штыгашева – прим. ред.). Я думаю, это была просто боль. Боль человека за бюджет республики. Мне кажется, нельзя так голословно в целом на отрасль говорить. Мы не знаем всех правдивых цифр, во-первых. Не мы угольщиков администрируем, это, во-вторых. И в-третьих, это является государственной тайной – ваши личные налоги, налоги предприятий. Поэтому я не имею права освещать налоги предприятий: общую цифру могу сказать, но за каждое отдельное предприятие – нет. Иначе я разглашу тайну и пострадаю, как чиновник. В общем, так голословно об этом говорить нельзя. Но то, что сказал председатель Верховного Совета Хакасии, это правда. Он прав, есть парадоксальные вещи. По большому счету, все те, о ком он говорил, сидели в зале, все налогоплательщики. Это же так? Все угольщики там. Зачем далеко ходить? Любой из депутатов может встать и ответить, почему они стали меньше налогов платить. Это было бы честно, красиво, правильно. Считаю, что биться за бюджет надо, но более взвешено и корректно, так как большинство из угольных предприятий являются нашими партнерами, выполняя все соглашения. Владимир Николаевич поступил абсолютно правильно, он послал сигнал.

- Прирост в два миллиарда в этом году за счет чего может быть достигнут?

- Знаете, если человек нацелился поработать год-два и убежать, то он станет популярным. Он понравился всем, причесался красиво, не нахамил никому, не наругал, в угол не поставил. Хороший начальник? Вроде бы да. Но чтобы каждый год был прирост, нужно иногда делать непопулярные шаги. Они иногда задевают за живое человека или бизнес, но в следующие годы будет легче. В этом году мы, может быть, больше говорим об угольной отрасли, мы ее расширяем, расширяем, а где деньги? А они не всегда только в прямых налогах, они еще и в косвенных. Сколько сейчас на разрезах рождается перевозчиков, эксплуатантов, ремонтников, сколько индивидуального бизнеса сейчас живет и растет? Например, Алтайский район – за эти годы у него в шесть раз увеличился бюджет.

Но перспективы были заложены не только в угольную отрасль, мы по многим показателям стали другими. Дорожная отрасль другая стала, автомобили мы поменяли, мы лучше всех гасим ипотеку и много-много еще чего. Это все нам дал наш бизнес – малый, средний. Сколько предпринимательства у нас родилось за эти годы? А они не могут родиться на той земле, где нет перспектив. Даже фермеры – их было 300, а сейчас 1600. Ну не на голой почве же это все.

Хакасия – это же не просто отдельно взятый регион. Это часть Российской Федерации, здесь живут люди-россияне. Моя задача приехать в Москву и защитить цифры, сбалансировать бюджет. Однако этот год для меня немного критичный, страшный. И единственно правильная позиция – нужно сократиться. Именно поэтому я буду сокращать не 100 человек, а 130. Это очень серьезный шаг, но посмотрим как будет. Единственное, что мне не нравится, это то, что мы сократили региональные льготы – на туризм, на гостиничный бизнес. У нас только за год 12 отелей открылось, хотя льготы-то небольшие. А вот условия, которые мы создали, были удобными. И некрасиво, когда власть через три года берет и меняет позицию. Но я уверен, что буквально год-полтора и мы вернем все льготы.

"Я не люблю, когда пугаются"

- Сейчас вы формируете состав кабинета министров. Честно говоря, мы ждали, что в конце мая вы огласите список фамилий, но пока интрига сохраняется. Сложности какие-то с кандидатурами?

- Конечно, сложности. Это не все так просто. И это не пиар, не политический шаг. Я считаю, что это большой минус был мой, как главы региона, когда произошел арест руководителя моей администрации. Это политический орган, который отвечает и за мою мораль. Наверное, в тот момент не хватило смелости сразу всех отправить в отставку. Но тогда все ждали этого шага, даже в Москве. Но я не занимался очищением. По большому счету, та команда сделала многое, правительство работало и сейчас работает. 99 процентов работающих было. Но я же вижу, кто устал. Особенно в эту серьезную годину, когда случился такой политический кризис, я увидел, как многие стали сдавать позиции. В себя ушли, испугались. Но я не люблю, когда пугаются. Это не правильно. Ты пошел во власть – бейся, борись, доказывай. Ты же не только за себя бьешься: дома с семьей выясняй отношения, а здесь ты обязан за республику драться. Плохо тебе, хорошо ли, иди и борись, а не прячь голову, как говорится, в песок.

Я не успеваю следить за всеми, у меня этот период был тошноватый. Мне главное нужно было решить вопрос с госдолгом. А на этом фоне: "А у тебя жулики, а у тебя еще что-то, а ты опять в Москву". Вот с таким фундаментом я начинал борьбу за бюджет. Все поспрятались и сидят, инициатив нет, того нет, сего нет. Тогда и было принято решение об отставке правительства и пересмотре позиции, кто в бой пойдет дальше. И многие думают: "Ну все, остался живой, перевыборы скоро, пока поживу для себя". Но нельзя так жить, республика не может работать «в короткую». Если не закладывать перспективу на 2-3 года, 10 лет, то ты не государев деятель. Не обязательно быть президентом, чтобы быть государственным деятелем. Можно им быть и на селе, если ты защищаешь позицию села, сообщества.

Вот когда что-то хорошо, то это отдельно взятый министр, а когда плохо – это правительство. А должно быть все вместе.

О формировании нового правительства – я не давал обещания, что в конце весны будет принято решение по правительству. Я говорил, что к маю отчитаюсь за концепцию правительства – я показал структуру. Пусть ее сейчас обсудят, я жду обратной реакции – насколько удобна эта схема. Это не просто структура, мы завтра с ней будем жить. Виктория, вот вы руководитель, вам легко?

- Нет, конечно.

- Абсолютно верно. Но как руководитель вы всегда защищаете своих подчиненных. Вот и я уже сказал – у меня было хорошее правительство, потому что я с ним работал. Я же раньше не менял его, а сейчас пришло время. И сейчас мы должны набрать такую команду, которая отработала бы минимум 5-10 лет. Сегодня вот вызвал одного человека – достойный, опыт есть, имя есть, но он не согласился быть министром. То есть не все так просто.

Я бы не очень хотел брать со стороны людей, извне. Но заявок таких было около 60. Я каждый день лично просматривал резюме. Кроме того, в настоящее время согласовываю всех замов, главных врачей и руководителей образовательных учреждений. Хотелось бы согласовывать еще и директоров школ, но у меня на это пока не хватает времени. Нужно хотя бы знакомиться с каждым. Все они выполняют одни из главных функций в обществе.

Что касается кадровой политики, то, думаю, что за июнь я всё завершу, по крайней мере процентов на 80.

- Вы анонсировали, что на 90 процентов изменится состав правительства. Сейчас что-нибудь поменялось?

- Мы уже нескольких назначили, прилечу из Москвы – назначу еще двух министров, свежих, их кандидатуры уже согласованы. Есть еще один министр, которого оставлю.

- А министры знают, кто останется?

- Нет, в подвешенном состоянии все. Знаете, пусть они на меня не обижаются, мы так договорились, они всё знают, в контракте это расписано. В документе есть пункт, что нельзя обсуждать мои решения, в любую минуту министр может быть уволен. Без приглашения, без уведомления – так устроена политическая жизнь. Я уверен, что по этому поводу нет ни у кого обид. Мне не нравится единственное, так это то, что некоторые начинают за себя бороться. Это глупо. Я решение же принимаю не как монарх, даже царь так себя не вел, он советовался и с Думой, и со своими помощниками. Я не царь, я обыкновенный житель республики. Поверьте, я собираюсь здесь жить и дальше. И это моя зона ответственности, поэтому я должен принимать такие решения.

- Вы сказали, что сократите 130 государственных служащих и ликвидируете одно министерство. То есть, визуально серьезных изменений нет?

- Почему? Мы сокращаем девять государственных структур. Девять. Уйдут государственные комитеты, но это те же министерства. Зарплаты, штат, машины – все одинаковое. Часть функций комитетов мы передадим в другие министерства, а у руководителей госкомитетов могут остаться права заместителей. Девять структур и 130 государственных служащих - это очень серьезный шаг и очень серьезные цифры. Но придется работать больше. И обижаться из-за этого на меня не надо. И давить тоже не надо. Ответственность моя. И я знаю, как получается, когда становится плохо: "А Зимин денег не дает". Так идите и разберитесь с этим, поговорите с населением, налогоплательщиками. Но нет, у них позиция удобная – пальцем на меня показывать. Не надо этого делать. Я вас нанял работать – идите и работайте, а не тунеядничайте.

Не хочу разбирать по персоналиям, но я попрощался с Иваном Вагнером, сказал ему добрые слова. Все годы он был со мной и помогал мне. Он ушел, если честно, не по реформе. Николай Иванович Попов тоже. Он за два дня до отставки не успел подать заявление о том, что выполнил миссию свою, готов уехать в другой регион. Так получилось, что он попал под отставку. Вагнер тоже давно просил отпустить его. Есть такие моменты, человеческие, нормальные.

"Не надо молодежь делать "придатком"

- В новой структуре правительства появятся новые управления. Например, по молодежной политике. Что это такое и зачем оно нам нужно?

- Я думаю, что оно нам очень нужно. И это не общая фраза: молодежь – наше будущее. Молодежь это наше настоящее, мы на нее ориентируемся, она всегда чуть быстрее думает и шагает. Не всегда это может быть верно, но на одном моменте их ловить и говорить, что они не правы, не справедливо. Этот год мы объявили годом молодежи, и я не говорю о том, чтобы в один год возле молодежи побыть, а потом убежать. Мы за этот год должны найти формы и инструменты, чтобы как можно больше сделать для молодежной политики. Завтра ведь опять кто-то молодежью станет, правда? Важно выработать такие инструменты, чтобы на десятилетия вперед было. Раньше же был комсомол, пионерия. Я сам через это прошел, и считаю это правильным. Здесь низкий поклон старшему поколению за ту идеологию, которая была. Мы тоже должны этому научиться.

Что нужно для этого сделать? А нет в Хакасии института. Кто только не занимался молодежной политикой в республике! У нас большой объем направлений, где молодежь хотела бы себя видеть. И нам нужно сделать так, чтобы они сами нам об этом сказали, а для этого им нужно дать инструмент и возможности и создать такой политический институт, где бы они себя проявили, сами начали командовать и создавать. Поэтому я принял решение о создании управления молодежной политики – не надо молодежь делать «придатком» других ведомств. У нас в такой же ситуации оказался и туризм. Но меня убедили – я сделал отдельный госкомитет по туризму, а сейчас пришлось передать это направление Министерству культуры.

В общем, я решил создать отдельное управление по молодежной политике и лично его курировать во время становления. Я когда-то курировал министерство культуры, оно подчинялось мне напрямую. Ежедневных планерок я, конечно, не проводил, но дал волю и денег. В управлении не будет большого штата, человека четыре-пять. И все будут работать по направлениям: рабочая молодежь, студенчество, юнармия и так далее. Но ребята все должны быть из этой среды, пусть они ведут эти направления и защищают их. Я хотел бы, чтобы этот орган стал системный, монолитный. Наша молодежь рада потрудиться, она должна забрать у нас власть. Но перед тем, как это сделать, их надо научить хорошему. Надо создать такую ситуацию, чтобы они стали властью. Я готов с молодежью встречаться, говорить. Они тоже ответственны за эту Родину, и не надо отнимать у них этого права.

"Я буду готов работать"

- Объявляя об отставке правительства, вы недвусмысленно дали понять, что никуда уходить из республики не собираетесь, что останетесь на еще один губернаторский срок. Я так понимаю, вы уверены, что жители вас выберут. Почему они должны это сделать?

- Чтобы быть уверенным в чем-то, надо что-то делать. Но задача сейчас у меня абсолютно не в этом состоит, не в победе на республиканских выборах. Задача номер один – это подготовить проведение выборов главы государства в нашем регионе, выбрать достойного человека в президенты Российской Федерации. Ничего важнее этого сейчас нет. Если в стране не будет никакой стабильности, то и никакого бюджета в республике не будет. Я очень серьезно отношусь к этой теме, я понимаю, насколько это важно. Необходимо думать каждый день о благосостоянии своего населения, тогда у тебя все получится.

Если будешь врать, извиваться, придумывать истории, которых ты никогда не делал или не сделаешь, то не получится ничего. Мы же всё это видим. Назовите мне хоть кого-нибудь из тех, кто не так давно выразил мне недоверие, кто что-нибудь сделал? Хоть одного лидера там найдите? Я понимаю, что у нас в республике есть достойные люди, так хочется иногда перед ними шапку снять, поклониться за труды, за светлую голову… Но когда люди… Хотя, наверное, нельзя мне их осуждать…

Я еще раз повторюсь – я не заявлял, что буду избираться. Я сказал, что буду готов работать. Но при наличии еще одного важного фактора – решения главы государства. Я знаю, что выверю все – насколько я нужен региону, насколько мне будет комфортно работать для региона и региону жить со мной, тогда только я приму решение: идти или не идти на выборы. Но работать так, чтобы не идти на выборы, нельзя. Работать сегодня нужно с учетом того, что ты пойдешь на выборы. По-другому нельзя, поверьте мне.

- Есть ли у вас понимание, чем вы будете заниматься ближайшие шесть лет, если останетесь на посту?

- План один. Чтобы Хакасия была лучше других регионов. Чтобы каждый, гуляя по Хакасии, всегда говорил: "Я самый красивый, я лучше одет, у меня лучшая машина, у нас хорошие предприятия, культурно-исторический центр, перинатальный центр, в котором я хочу рожать, я хочу водить своих детей в эти детские сады, отличнейшие школы, в университет, вошедший в топ-100 страны". И, конечно, нужно развивать экономику, все отрасли. Но они будут зависеть от позиции правительства, Верховного Совета. Все должно быть взвешено, корректно. Чтобы в регион инвесторы захотели вкладывать деньги, а туристы – приезжать к нам.

Спасибо за беседу, за вопросы. Я хотел бы, чтобы мы чаще так говорили, но не о макроэкономике. Я готов говорить обо всем другом, но считаю, что это должна делать и моя команда – министры, главы районов и городов.

Я не могу до всех достучаться, мне часто приходится бывать в Москве, и кто-то говорит, что со мной невозможно встретиться. Я готов встречаться, но думаю, что от меня будет больше толка, если я буду привозить деньги, внимание и инвесторов, создавая тут благоприятные условия. Даже если я буду сутками принимать всех у себя в кабинете, то этих вопросов не решу. Мне трудно быть жестким, но иногда это нужно.

Подготовила Светлана Светачева

 

Понравилась статья? Подпишитесь!

Светлана Светачева

Редактор

Оставить комментарий

Авторизация: Twitter, Вконтакте, Facebook.

Погода в Абакане:-19°C, туман

  • USD ЦБ: 58.7082 EUR ЦБ: 69.4048

Курсы валют на сегодня:

  • 57,50 $60,50

    68,00 71,50

  • 57,05 $59,37

    66,38 69,82

  • 58,40 $59,50

    68,90 70,00

Показать все банки...
С кем Хакасии в будущем году нужно укреплять экономические связи?

Проголосовать